• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
17:49 

#791

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
В Шотландии есть город Питерхед,
второе имя - Город Синих Ниток,
в его заливе затонул корабль
который вез две тонны синей шерсти.

Из Эдинбурга прибыл контролер
и расспросил всех жителей подробно
они ему сказали все как есть:
не видели ни корабля, ни шерсть.

Я вспомнила, как я к тебе пришла,
а ты не поднял глаз, смотрел на ноги:
"ты снова у него была в больнице",
а я: "да нет". Ты улыбнулся хило,
ну заходи, чего, снимай бахилы.

Весь город в синих шерстяных носках.
У контролера дождь стучит в висках.

Анна Логвинова

@темы: волшебное, стихи

17:52 

# 790

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
1.
японские боевые роботы
атакуют Пекин

все китайцы убиты
но из-за сбоя в программе
детей не трогают
они
остаются среди руин

2.
трава поднимается сквозь асфальт
на площади Тяньаньмэнь
до горизонта - цветы
по опустевшим улицам бродят электрические слоны

их всадники - роботы
все больны
читать дальше

@темы: стихи, волшебное

18:15 

# 789

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Wystan Hugh Auden
Funeral blues (1940)
Stop all the clocks, cut off the telephone
Prevent the dog from barking with a juicy bone,
Silence the pianos and with muffled drum
Bring out the coffin, let the mourners come
Let aeroplane circle moaning overhead
Scribbling on the sky the message He Is Dead,
Tie crepe bows round the white necks of the public doves,
Let the traffic policemen wear black cotton gloves.
He was my North, my South, my East and West,
My working week and my Sunday rest,
My noon, my midnight, my talk, my song;
I thought that love would last for ever: I was wrong.
The stars are not wanted now: put out every one,
Pack up the moon and dismantle the sun,
Pour away the ocean and sweep up the woods;
For nothing now can ever come to any good.
перевод

@темы: стихи, волшебное

17:45 

# 788

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Некто ломает надвое фонари
Хочет проверить есть ли у них сердца
Бездны алмазные валятся изнутри
Не прекращая мерцать на лету мерцать
Дочь стеклодува стучится в воздушный склеп
Плачет горит человекообразный торф
Кто открывает глаза но не видит, слеп
Кто закрывает глаза и не видит, мёртв
Дочь дровосека стучится в подземный храм
"Кто ты давший мне имя давший мне ось"
"Я нечто вроде окна без стекла и рам
Не замечаешь пока не пройдёшь насквозь"

(с) Ксения Крючкова

@темы: стихи

17:40 

# 787

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Говорят – ты умер, ушёл, перешёл дорогу, исчез,
Как нашедший форму глагол, как сломавший гамму диез,
Растянувший дерево шрам, развернувший чашу вверх дном,
Воссоздавший древний ашрам в разговоре с красным вином, -
Я бы тоже белого взял, холодок внутри, по руке, -
Как на карте узок Дарьял, как песок лежит на песке,
Или воздух выгнут дугой, - проходи, не стой на ветру,
Или это умер – другой, без обола, с язвой во рту,
Нет ни башни, ни языка, Вавилон в блудницах, ослах,
Над ущельем пляшет доска, как на фресках и куполах
Всепрощенье, перец и соль, - что там сыплют вслед угольку? –
Перекатна красная голь, а на белой – след о полку,
Если речь ушла – так тому… - не проси, не бойся, не верь, -
Ни прощению, ни клейму, ни тому, что заперта дверь…

(c) Илья Будницкий

@темы: стихи

17:38 

#786

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
В сентябре город схож с кораблем, одряхлевшим, утлым.
Осень льет в чистый воздух холодный прозрачный яд.
В сентябре всем созданиям города неуютно,
Всем собакам и кошкам, всем людям и воробьям.
Раздвигая туман поутру, в неприятной дрожи,
Погружаешься в осень от пяток до головы.
Это самое время тепло сохранять под кожей.
Это самое время себя ощущать живым.
Знаешь, лето само по себе чересчур живое,
Непонятно, что даришь ему, что оно - тебе.
Пей же осень, глотай, отравись ее синевою,
Кашляй хрипло, дыши через рот, замирай в траве.
Чувствуй жизнь, что в тебе громыхает неудержимо,
Что просвечена солнцем насквозь, словно дикий мед,
Что бушует внутри, вязкой лавой течет по жилам,
Что безумным оркестром под левым ребром поет.
Расцветай и звучи, наливайся огнем, рубином,
Падай на спину, слепо, в ладонях сжимай траву.
Не костром разгорайся, но ягодами рябины,
Яркой гроздью, что сорвалась с высоты в листву.
Приручи эту осень, знай лисьи ее повадки,
Проходи по листве, пей ветра, гори, говори.
Если пальцы в карманах и мерзнут, то все в порядке -
Это значит, тепло остается пока внутри.

(c) Графит

@темы: стихи

17:35 

#785 Георгин

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Ты уходишь поспешно, швырнув мне в лицо ключи.
Как обычно, сказав, что прощаемся навсегда.
Город смотрит, как ты пропадаешь в его ночи,
Равнодушно, как смотрят подобные города.
И когда память эха от стука твоих каблуков
Исчезает, и я остаюсь в тишине темноты,
Я решаю изгнать из себя ту мучительную любовь,
Чей побег в бедном сердце моем посадила ты.
Я сижу в темноте у окна, не смыкая глаз,
Не спеша зажигать электрический мутный свет.
Свет из окон чужих для меня подойдет как раз,
Чтобы с корнем любовь вырывать, лучше света нет.
Она пьет жадно кровь, и ее лепестки красны,
Только это становится видимым лишь сейчас.
И тогда я даю себя рвать, словно в дни весны
Разрывает себя земля. И моя печаль
Демонстрирует миру свой бархатный лепесток.
Город смотрит, смеется огнями, шумит в ночи.
Вот над грудью моей поднимается тот цветок,
У которого стебель способен кровоточить.
Я срезаю его, ставлю в вазу - пускай стоит.
Пусть еще постоит, прежде чем навсегда умереть.
Мне еще выкапывать корень. Ужасный вид:
Он застрял между ребер, остался еще на треть.

Ты приходишь наутро, восклицаешь: о боже, где ты взял такой георгин!

(c) Графит

@темы: стихи

17:30 

#783

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
покажи мне то время, где я сильней, чем сейчас.
это сто сигаретных пачек тому назад,
это два институтских курса и школы часть,
это те, еще неподкрашенные, глаза.

покажи мне то время, где я еще не люблю
никого, кроме мамы и палевого кота,
где часов по двенадцать дома стабильно сплю,
это детское время без "если" и без "когда".

покажи мне то время, когда мне тринадцать лет,
и четверки мои - наивысшая из проблем,
я не думаю о парнях, о добре и зле,
и не еду грехи замаливать в вифлеем.

покажи мне то время, где я не авторитет,
где не нужно рубить младенцев и жечь костры,
где еще не даю в долг, не беру в кредит,
где слова мои еще не совсем остры.

покажи мне то время, где я выхожу гулять
и на старых качелях лечу до любых планет.
где еще после каждого слова не ставлю "блять".
где вопросов жизни и смерти ни капли нет.

покажи мне то время, когда я живу игрой,
не дежурной улыбкой, ненависть затаив,
и друзья еще умеют стоять горой,
и когда это все, что у них на меня стоит.

покажи мне то время, когда ничего не ждешь,
кроме маминой ласки, платьица и конфет,
и когда черный пепел не знает моих подошв,
а сигаретный запах - уже дефект.

покажи мне то время, когда никаких парней,
а только дом, удивительно теплый дом,
в волосах еще непрокрашенных нет корней,
а дышать разве что от кашля слегка с трудом.

покажи мне то время, где под ноги не смотрю,
где только родители вправе прижать к груди,
где крысы тащат сырные крошки в трюм,
и я не знаю, что ждет меня впереди.

(c) Стефания Данилова.

@темы: стихи

17:28 

#782

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Осень-арахна плетет кружева, все одно — получаются липкие сети,
Северный ветер рвет черепицу с моей и так-то нетвердой крыши,
Когда-то давно мне хотелось спасти всех раненных в жопу на этой планете,
Но Бог оказался на высоте и меня не услышал.

(с) Тикки Шельен

@темы: цитаты, стихи, волшебное

18:31 

#755

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
"...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"От внутренних дрязг
Не спасает эльфийский кинжал!
Вы волей-неволей
Исполните волю мою,
И будет счастливее тот,
Кто погибнет в бою."

Ржавели мечи,
А мальчишки дощечки строгали,
И в летней ночи
Повторялась былая война.
Эльфийки в плену
Понарошку, но сильно страдали;
Ругали Луну -
Черной магии служит Луна.

...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"Вы собственным страхом
Убьете себя без ножа.
Нагреются страсти чуть-чуть -
И моими вы станете, ведь
Призыв к милосердию - чушь
При охоте на ведьм."

А книжный жучок
По стране развозил переводы
И пил за любовь -
За чужую любовь к чудесам.
И вот дурачок
С арбалетом - залогом свободы
За шайкой любой
Соглашался бродить по лесам.

...А Враг хохотал,
Палантир на ладони держа:
"Мальчишка опять
От извечных вопросов сбежал!
И разве поймет он,
Что истина, что ерунда,
Когда с пулеметом
Пришлют его власти сюда?"

А кто-то писал
Об утрате исходного смысла,
Пытался сберечь
На земле - неземной идеал.
Высокая речь
Без опоры в пространстве повисла.
А мрак нависал -
Мы играли, а Враг не играл...

"Вы волей-неволей
Исполните волю мою,
И будет счастливее тот,
Кто погибнет в бою."

Э.Р. Транк

@темы: стихи

18:30 

#754

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Так ты смотришь на человека, а он - музей.
Ты не знаешь его родителей и друзей,
только имя и пару-троечку увлечений.
Вы едите дешевенькое печенье,
задним планом играет фильм ни о чем вообще.
Человек - не профессор каких-нибудь кислых щей,
не звезда эстрады,
не нефтяной магнат.

Он себя не умеет в принципе ставить над
чем-нибудь или кем-нибудь, кроме пола.
Не надейся, что ты пробьешь его фаерволы
так легко, как это сделали до тебя.
Человек живет, немало перетерпя,
от любви до смерти родных и близких,
на руке написанных слов английских
перед важной контрольной, которую он не сдал,
у него во лбу невидимая звезда,
к ней стремятся, как в колыбель к Христу
те, кто после приколют его к кресту.

Человек сам себе священник и уркаган,
в человеке множество органов и оргАн,
на котором играли, а после разбили в хлам.
Человек не делится пополам,
но если он поделился с тобой печалью,
значит, он от себя зазвенел ключами,
заходи, вытри ноги и плащ повесь
в гардероб.
Человек - абсолютно весь -
как Булгаковский дом или Эрмитаж.

Сколько ты навскидку ему ни дашь -
он окажется старше
на пару тысячелетий,
да, вот он,
в забавном цветастом пледе,
с неизменной улыбкой - видно, хороший грим.
Говори с ним.
Обязательно говори,
и пока снаружи народ глазеет,
становись экспонатом его музея,
фотографией в галерее его друзей.
Ты и сам не заметишь, как твой музей
обновится свеженьким экспонатом.
И тебя станет больше на целый атом,
а на деле - на целый огромный мир
отношений между двумя людьми.

Я смотрю на тебя - а ты, предположим, Лувр,
самый лучший из всех имеющихся музеев.
Я боюсь,
что тебя обратят в золу
или что когда-нибудь ключ посею.

© Стефания Данилова

@темы: стихи

18:22 

#753

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Черные дыры, белые дыры - рваный космос пора заштопать,
Млечный путь стекает в прорехи, камень цепляет весло,
И голос пространства стихает, становится - будто шепот,
Летит "Серенити", мчится "Эндуранс", вращается "Вавилон".

И где-то там "Энтерпрайз", хоть за ним и думать угнаться глупо,
"Черный ястреб", линкор "Ямато", те, кто знают, придут, спасут.
Я - "Тахмасиб", я ползу к Амальтее с грузом куриного супа,
Это, конечно, не мир спасать, но ведь людям нужен и суп.

читать дальше

wolfox.livejournal.com/223587.html

@темы: стихи, волшебное

10:21 

# 736

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Хьюстон, у нас проблемы..

Понимаете, Хьюстон,
здесь, где нет других людей,
социальных взаимодействий и эмоциональных привязанностей,
стерильной суеты супермаркетов,
сотен и тысяч лиц, что окружают тебя повсюду,
здесь остаешься только ты.

Один среди всей этой пусто-ты и темно-ты.

Удвоение одиночества, Хьюстон,
это когда не с кем разделить
и нет возможности поделиться,
потому что есть только ты и этот мир,
не имеющий ничего общего с разумом,
чувствами,
словами.

Медленные танцы галактик,
доверчивая обнаженность лун
и снежное кружево звезд –
все это лишь неловкие эпитеты,
которым никогда не передать Настоящее,
и, понимая это, ты остаешься в полной тишине.

Наедине с красотой.

Отбой, Хьюстон.
Мне кажется, что проблемы – у вас.
(с) МТММ

@темы: стихи

10:01 

#734

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Разные в людях пылают огни.
В этом – гнилушка, что тлеет в тени,
Этот – как будто взрывается мина,
Та – словно мягкий уют у камина,
Эта – пожар ненасытный лесной,
Этот – костёр на закате весной.
Искра кресала и пламень свечи,
Луч, прорезающий небо в ночи,
Светоч, пожарище, пироманьяк,
Фейский фонарь, путеводный маяк,
Пламя в горниле царя-под-горой,
Джек-огонёк на трясине сырой,
Вечный огонь среди мраморных плит,
Этот согреет – тот испепелит!

Ты – мой камин, и пожар, и костёр,
Звёздный покров надо мной распростер.
В черной холодной немой глубине
Свет для кого-то зажженный в окне,
Солнечный зайчик, святая свеча,
Камень, нагретый до горяча,
Луч, что указывал путь кораблю…

Знаешь, как сильно тебя я люблю?

(c) +Kladbische+

@темы: стихи

10:42 

#729

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
что рассказал шанкар своему другу раджу, когда вернулся домой
[иннокентию всеволодовичу]

когда я прилетел, раджу, я решил: эти люди живут как боги
сказочные пустые аэропорты, невиданные дороги

целое стекло в окне и фаянсовый унитаз даже в самой простой квартире
счастливы живущие здесь, сказал, как немногие в этом мире

парки их необъятны, раджу, дома у них монолитны
но никто из их обитателей не поет по утрам ни мантры,
ни киртана, ни молитвы

вроде бы никто из них не лентяй, ни один из них не бездельник -
но они ничего не делают, кроме денег

кроме денег и денег, раджу, как будто они едят их:
только пачки купюр рекламируют на плакатах

представляешь, раджу, ни грязи, ни нищеты, но вот если большая трасса -
то во всю длину вдоль нее щиты, на которых деньги и даже - груды сырого мяса

кроме денег, раджу, как будто чтобы надеть их:
нанимают чужих людей, чтоб заботились об их детях

кроме денег, раджу, но как попадется навстречу нищий или калека -
так глядят, будто он недостоин имени человека

кроме денег, но не для того, раджу, чтоб жене купить на базаре
дорогих украшений или расшитых сари

а пойти и сдать в банк, и соседям служить примером -
и ходить только в сером, и жена чтоб ходила в сером

женщины их холёны, среди старух почти нет колченогих, дряблых
но никто из мужчин не поет для них,
не играет для них на таблах

дети их не умирают от скверной воды, от заразы в сезон дождей или черной пыли,
только я не видел, чтоб они бога благодарили

старики их живут одни, когда их душа покидает тело -
часто не находят ничьей, чтобы проводить ее захотела

самое смешное, раджу, что они нас с тобой жалели:
вы там детям на хлеб наскребаете еле-еле,

спите на циновке, ни разу не были ни в театре, ни на концерте -
люди, что друг другу по телефону желают смерти

я прожил среди них пять дней и сбежал на шестые сутки -
я всерьез опасался, что навсегда поврежусь в рассудке

и моя сангита аж всплеснула руками, как меня увидала:
принесла мне горячих роти и плошку дала

что с тобой, говорит, ты страшнее ракшаса, бледнее всякого европейца,
я аж разрыдался, раджу, надо ж было такого ужаса натерпеться

В. Полозкова
2 мая 2014.

@темы: стихи

10:39 

# 728

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Над разрушенным городом небо вздыбилось сухим горбом,
Старые стены долгим теплом отзываются под руками.
У Хлои "Кодак", очки и рюкзак - обычный туристский набор,
Она отстала от группы, потому что трогала камни.

"Как же так," - Хлоя думает - "камни, а им столько тысяч лет",
Это место древней, чем ее Нью-Йорк, и, возможно, древнее Рима.
Столько войн, столько гроз прогремело вдали, на большой земле,
Здесь же - небо, остатки фресок, серые ящерицы под ними.

Сколько тысяч лет - сколько вышло бы сотен таких вот Хлой?
Жил тут какой-нибудь Аристид; что он думал, о чем мечтал он?
Хлоя садится, к щербатой колонне приваливается спиной,
Туфли скидывает и закрывает глаза устало.

Вот Аристид: он вышел из дома, умолкли цикады, и ночь тиха -
Твердою черной чашей накрыла земное блюдо.
Не родились еще Иисус, Моисей, Ахав,
Но есть Олимп, и на нем есть боги, внизу есть люди.

Аристид молчит, смотрит на гинекей, а потом туда, где
Грустные сестры-Плеяды тянут свой долгий танец,
Думает: верно, так смотрел мой дед, до него еще дедов дед,
Сколько нас таких было, глупых земных скитальцев.

Зевс-громовержец, скажи, чего ждать для моих внучат?
Сонный город вокруг - ощущенье покоя и странной власти.
Аристид снимает сандалии - земля еще горяча,
Падающих звезд что-то много: к войне ли, к счастью?

Вот Т'Синк, она - доктор, профессор, точнее, она - оно,
Очень сложно сказать точней про тех, кто похож на кузнечика и на птицу.
Доктору светит звезда, что погасла уже давно,
Но вот светит - какой парадокс, лучше, чем волна, которая вдобавок частица.

Доктор конструирует зонд, зонд-разведку, посланца в мир,
Где у странной сей расы пока что не видно разумных братьев,
В темный космос, где кажется - век, а проходит - миг,
Зонд будет мчаться, сигналы ловить и слать их.

Доктор не знает, конечно, что через много парсеков и много лет
Ее зонд, изящное творение крылорук, прошедшее сотню проверок,
Превратится в осколки, быстро несущиеся к Земле,
И сгорающие в атмосфере огненным фейерверком.

Время хищно кусает свой хвост, сворачивается в кольцо,
Все происходит одновременно, и это так, пусть поверить сложно,
Вот полковник стоит, ожидая расстрела, и камень - его лицо,
Вот его, еще в детстве, ведут посмотреть на лед, трогать можно, но осторожно.

Каждый из нас - душа, у которой есть тело, а не тело, у которого есть душа,
Каждое событие - винтик, заклепка и часть системы.
Мне восемь лет, и я сражаюсь шпагой из камыша,
Мне двадцать пять, и я сражаюсь примерно тем же.

Все происходит одновременно, сейчас, и всегда - сейчас, и идет герой,
И каждый шаг его отражается в сердце розы, в гранях кристалла.
Мне десять лет, я читаю Профессора, вижу дым над горой,
Мне двадцать восемь, и дыма меньше не стало.

И не то чтобы кто-то большой и могучий пришел, заявил, мол, да будет свет -
И с тех пор заверте... Нет, все было и будет вечно, и это - время.
Доктор Т'Синк спит и видит Хлою, сидящую на траве,
И камни вокруг нее, и серую ящерку на ее коленях.

(с) wolfox

@темы: волшебное, стихи

10:36 

#727

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
То тошнота, то ужас, но боли почти что нет.
Я тихо иду по лужам: я путаю в лужах след.
Ты тоже не видишь цели, в том, чтобы идти на свет?

Стоящие на распутье, зачем мы пришли сюда?
Направо пойдёшь - забудешь, налево пойдёшь - предашь.
А прямо пойдёшь - что будет, не пробуй и угадать.

Бессонница лоб сжимает холодным тугим кольцом,
и то, что приходит ночью, стучит без конца в висок,
но знаешь: перед рассветом я вижу твоё лицо.

Я тихо иду по лужам, считаю свои шаги.
Ты тоже не веришь людям, сжимаешься в кулаки,
когда тебе предлагают ошейник и корм с руки?

Мой брат, помоги мне выжить, мне нужно твоё тепло:
мне б между твоих ладоней пристроить холодный лоб,
чтоб время моё спокойней сквозь пальцы твои текло.

Стоящая на распутье в распутицу без зонта,
я выберу - не прямую, я снова дышу не в такт.
Мой брат, посмотри в глаза мне, скажи, что со мной не так?

Нет боли, следов и карты. И выцвели фонари.
Ты тоже свернёшь у камня направо при счёте "три"?

...ты тоже боишься фразы: "Нам нужно поговорить"?

(с) Анафема Деталь

@темы: волшебное, стихи

10:29 

# 725

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Коля жил в пригороде, в маленьком домике.
По вечерам золотистый свет уличного фонаря терялся в липах.

Однажды он вышел на улицу, подошёл к внешней стене дома.
Прикрутил к ней розетку и повесил на гвоздь картину.
Постоял, посмотрел.
И почувствовал, что получилось.

читать дальше

(с) homo_nudus

@темы: стихи

15:03 

#723

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
в темном бору раскрывает листки морошка, пляшут во мху неприкаянные огни. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, белую дикую лошадь чужих равнин. лошадь несет в седле ледяную стужу, год к перелому, хвост распушив, бредет. уши - в шапчонку, шарф затяни потуже, окна закрой и дверь закрепи гвоздем.

бей, барабан, не молчи в темной холодной ночи!

в темном бору серебрятся стеклом побеги, стынет дупло, заброшенное, ничье. снег - он всегда и везде остается снегом, даже когда парит и бежит ручьем. зреет шиповник, в норе барсуки уснули, птицы о зернах с бельчатами говорят. даже у тех, кто родился в разгар июля, в сердце есть капля застывшего января.

бей, барабан, собирай всех у ночного костра!

снег распирает сосуды до зябкой дрожи, красит в голубизну изнутри глаза. я, Туу-тикки, слепила из снега лошадь, лошадь ускачет в буран, не придет назад. в предках у каждого были печные тролли, кто-то, шуршащий под столиком по утрам; так что шагай через вьюгу - она не тронет, ближе к долине увидишь огни костра.

бей, барабан, веселей, веток в огонь не жалей!

что за создания - крылья, хвосты и рожки? зимние тайны знает зима одна. где-то во мраке белая мчится лошадь, песня на хоровод собирает нас. лапы к теплу, шарманки, снежки, заклятья. мох в волосах, взгляд странен и клык остер.
летом ты все забудешь.
так надо, братик.
ну а пока - пусть зимний горит костер.

(c) wolfox

@темы: стихи

14:52 

#718 Иешуа

Оле Лукойе.
wonderland in my mind
Передо мной ковыляет Иешуа, и его позывные - "Бог",
Он меня учит искать прицел, возводить курок,
Он устал и хромает - у него автомат вместо костыля,
Мы идем, пока можем, мы умеем одно - стрелять.

Он говорит мне: "Выжить - это значит не сдохнуть в срок",
Он поставляет порох. В нем есть какой-то прок,
По ночам глушит спирт из стаканов и виски из хрусталя -
И над собственной кличкой смеется, так, что дрожит земля.

Мы идем, перешучиваемся тревожно, над нами Звезда-Полынь,
Я говорю - за тобой, он отмахивается, дескать сгинь,
И смеется опять, прижимая до синяков приклад к своему плечу,
Говорит мне "стреляй, твою мать" - Я стреляю. И я молчу.

Он другой, если я до безумия трезв, а он до отвращения пьян,
Только там, в тишине, избавляя меня от ран,
Он, пропитанный кровью, потом, порохом, спиртом и табаком
Вдруг открывает рот - вот таким-то он мне знаком.

Он говорит со мной до рассвета, и в глазах у него луна,
Но сейчас здесь война и будет всегда война,
И пока я в бинтах, калечный, сломанный и живой,
Он на шаг впереди меня На передовой.

Я смотрю ему в спину и вспоминаю, зачем иду и за что борюсь,
Он не звал за собой - он сказал только "я боюсь".
И тогда я пошел. Не прощаясь переступил порог -
Передо мной ковыляет Иешуа, и его позывные - "Бог".

(c) Пушистый Вареник

@темы: стихи

Свалка Миллигана

главная